Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

В Крым — по следам бабушки и деда

14.06.2017, 11:13      Новости Симферополя

Работа в ТАСС требовала оперативности и лаконичностиРодиться он должен был 12-го, но вечером, когда маму повезли в роддом, налетели немецкие самолеты. Патруль остановил санитарную машину и загнал в укрытие. Бомбежка продолжалась долго, молодая женщина, как могла, сдерживала процесс… Только после отбоя воздушной тревоги, в начале нового дня ее сын возвестил воюющий мир криком о своем рождении. 13 июня 1942-го в Ярославле, на берегу Волги, он появился на свет — по соседству с особняком, где, как повествовал Лев Толстой, умирал Андрей Болконский. Этот роддом достоял до нынешних дней, лишь совсем недавно пациенток и персонал перевели в другое помещение, более комфортное, оснащенное современным оборудованием. А мальчика, который в нем родился, назвали Львом не в честь писателя, а в честь дяди — брата матери, добровольно ушедшего на фронт и не вернувшегося домой. Малыш был слабеньким и остался жив только благодаря бабушке Ираиде Николаевне, которая одну за другой «вытянула» из него все болезни.

Ярославль — старинный русский город, где Лева провел юные (голодные военные и послевоенные) и молодые годы, которые считает лучшими в своей жизни. Его дядя, тоже Лев Рябчиков, завещал бабушке: «Что бы ни произошло, внука не отдавай». Так и случилось. Война и режим произвола, установившийся в стране с 30-х годов, разметали семью, надолго оставив бабушку наедине с внуком. При всей материальной скудности бытия он хорошо учился. Еще в начальной школе начал сочинять стихи, класса с восьмого — публиковаться в молодежной газете «Юность», в редакцию которой пришел работать по приглашению редколлегии, попрактиковавшись после вуза в заводской многотиражке.

Л. РябчиковИ хотя после отъезда из Ярославля дорога его жизни и творчества все время шла вверх, Л. Рябчиков продолжает и сейчас считать, что в родном городе и редакции «Юности» оставил что-то очень ценное, чего ему потом все время не хватало. Часто наведываясь в Ярославль, он пытался «это» отыскать, но безуспешно.

Бабушка Ираида воспитывала его в строгости ко всему: к себе, творчеству, работе. Но он понимает — это было требование времени. Пунктуальность, обязательность и ответственность за свои поступки формировались в 50-е. Тогда опоздание на работу даже на пять минут считалось преступлением. За это можно было запросто угодить в места не столь отдаленные года на четыре. Привычка быть точным во всем осталась на всю жизнь. Это особенно помогало и в студенческие годы, и потом в профессии. Поэтому у Рябчикова-журналиста не было проколов ни в новостях, ни в очерках, ни в репортажах.

— Люди, которые родились после сталинских времен, менее обязательны, чем мы. Сама система пунктуальности и ответственности держит человека в рамках, и это важно, на мой взгляд. Самодисциплина необходима журналистам, — уверен он.

В студенчестве Лев вместе с однокурсниками все летние каникулы проводил на раскопках в составе Верхне-Волжской археологической экспедиции, которую возглавлял знаменитый историк Дмитрий Крайнов — оперный певец в довоенные годы. Теперь Л. Рябчиков с ностальгией вспоминает эти кочевья по территории нынешнего Золотого кольца, жизнь в палатках, добывание истории из земли с помощью лопаты, мастерка и кисточки, что запечатлелось и на фотографиях.

Юный Лева с кошкой Читой— Как-то приехали в Ивановскую губернию, в Тейковский район, где родился мой дед. Нашему руководителю взбрело в голову покопать в торфяном болоте. Там был заброшенный поселочек добытчиков торфа. Местные жители отговаривали, мол, хлынут дожди, и оттуда нельзя будет выбраться аж до морозов. Но он рискнул. Приехали ночью. Огромный диск Луны закрывал полнеба. Полудикие псы выли на этот «медный» спутник Земли. Мы надеялись, что подметем старые бараки и там переночуем. Зашли в один из них, включили фонарики, кто-то отогнул обои, а там — слой клопов… Пришлось ставить палатки и спать в них. Копали тогда около недели, и, представьте, погода не испортилась, кое-что накопали и сумели выбраться назад. С тех пор я усвоил: удача всегда на стороне смелых, — вспоминает он.

Страсть искать новое, открывать стала основой будущей профессии. Хотя трудно сказать, к чему больше тяготел молодой специалист — к журналистике или литературному творчеству. Когда ему было пятнадцать, газеты Ярославля начали публиковать его юношеские стихи и публицистические заметки, а также репортерские дневники с производственной практики, которую тогда проходили школьники. Можно сказать, что в 15-ть он ступил на две тропы — журналистскую и творческую, которые часто пересекались: для молодежных газет писал очерки и репортажи в стихах, фельетоны, а «Литературка», «Учительская газета», журналы соцстран публиковали его юморески и сатирические рассказы. Затем поступило приглашение на работу в главное партийное издание Крыма.

Почему в поисках места на Земле он все-таки выбрал Крым, Лев Анатольевич осознал не сразу, да и времени на это не хватало. Это был иной мир, в котором в то время оказалось так же трудно обосноваться, как в Москве. Но с его способностями он был нужен и быстро, как и в Ярославле, шагал по ступенькам редакционной иерархии — корреспондент, заведующий отделом… Когда работал на посту заведующего отделом партийной жизни, времени на творчество почти не оставалось. Жизнь протекала в пиджаке и галстуке, нужно было писать в номер отчеты о пленумах, поездках секретарей обкома по городам и весям, не выходя за рамки газетных штампов и партийной терминологии.

Бабушка Ираида воспитывала во внуке ответственность за свои поступкиЧетверть века Рябчиков проработал в структурах ТАСС — сначала корреспондентом, а позже — заведующим крымским корпунктом ТАСС-РАТАУ. Сама по себе репортерская работа в информационном агентстве международного уровня, при всей напряженности и строжайшей исполнительской дисциплине, очень динамична и разнообразна, насыщена событиями и интересными встречами и, естественно, подвигает к литературному творчеству. Сейчас, когда Л. Рябчиков основательно занят поэзией и прозой, «школа ТАСС» дает о себе знать. «Фразы в рассказах стараюсь строить в соответствии с канонами информационного агентства, требующими лаконизма, точности, четкого изложения мысли», — не скрывает он.

Одновременно с агентством работал редактором первой всесоюзной благотворительной газеты «Будем милосердны», а затем по предложению московского руководства возглавил популярную «Мещанскую газету» — орган республиканского движения Крыма, которое объединяло сторонников восстановления российского статуса полуострова и способствовало приходу к власти политического блока «Россия». В ту пору он выпустил и первую «крымскую» книгу поэзии.

«Избранная осень» — так назывался сборник, в котором он «застолбил» одну из сквозных тем своей лирики — красоту увядания и радость грусти. С тех пор вышло полтора десятка книг. Он пишет для взрослых и детей, стихи и прозу, сказки, фантастические и юмористические рассказы, очерки о классиках литературы и искусства; его перевод «Крымских сонетов» Адама Мицкевича специалисты оценили как новое современное прочтение этого произведения, переводившегося ранее на русский язык десятки раз.

Философская лирика и проза Льва Анатольевича удостоены международных премий имени М. Шолохова и А. Домбровского. За написанные произведения для детей в 2016 году он стал лауреатом конкурса «Доброе слово» Министерства внутренних дел России. В прошлые времена Л. Рябчиков возглавлял Союз русских, украинских и белорусских писателей Автономной Республики Крым. Ныне — президент Крымской литературной академии, директор региональных отделений Общероссийского литературного сообщества и Литературного сообщества писателей России, заместитель председателя Союза писателей Республики Крым и председатель Литературного фонда РК, заслуженный деятель искусств Крыма.

Студентом Лев проводил летние каникулы на раскопках в археологической экспедицииКстати, подозрительное для многих число 13 считает счастливым, и когда кто-то намекает на «неудачную» дату рождения, привычно указывает на ошибочность такого суждения. «13 июня, — говорит он, — уютно помещается между Днем России и днем основания «русской Трои» — Севастополя».

О чем мы только не беседовали со Львом Анатольевичем! Мне посчастливилось несколько лет работать с ним в нашей газете «Крымские известия». Дискуссии о роли «новости», очерка, фельетона, репортажа вспоминаю до сих пор. Он научил меня перечислять в информации не только факты, подкрепляя их цитатами, а и показывать значимость события, видеть «изюминку», даже если это событие не вселенского масштаба, а произошло с отдельно взятым человеком или семьей, или двором. Ведь новостью «номер один» может стать самое рядовое событие, если у репортера есть умение раскрыть, подать мелкий факт так, чтобы он обрел общечеловеческую значимость.

Л. Рябчиков советовал мне видеть и улавливать тему, вынашивать замысел, удивляться, размышлять, чувствовать, переживать — собирать свой «чемоданчик» ощущений, которые могут пригодиться при работе над материалами. И главное — быть аккуратной «во взаимоотношениях» с фактами. Как-то я спросила, откуда он черпает вдохновение? «Я не знаю, — ответил он, — в голову приходят неожиданные сравнения и образы, о которых до этого не имел представления, думаю, я лишь фиксирую нисходящее на меня».

В Крыму Лев Рябчиков давно. Но не сразу догадался, почему Крым для него оказался настолько притягательным. Притяжение, считает он, заложено в генах — ведь в 1920 году его дед, один из соратников Михаила Фрунзе, и бабушка участвовали в штурме Крыма, брали Джанкой, Симферополь и Севастополь…

Светлана МАКАРЕНКО

Фото из архива Льва РЯБЧИКОВА .

Источник: new.crimiz.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования